Противник культа "Великой Победы" (roman_sha) wrote,
Противник культа "Великой Победы"
roman_sha

Categories:

Загадки Зои Космодемьянской. Часть Седьмая. Красные бандиты убирают свидетелей

Продолжение.
Начало здесь:
Часть Шестая
Часть Пятая
Часть Четвёртая
Часть Третья
Часть Вторая
Часть Первая

Оказывается, что после расследования советскими "компетентными органами" истории с казнью Зои Космодемьянской, четырёх советских граждан приговорили к высшей мере наказания, причём наказание было не адекватно их "преступлениям", даже с точки зрения сурового военного времени и даже если предположить правоту советской стороны. И эти незаслуженно репрессированные люди до сих пор не реабилитированы.

Первым был расстрелян Василий Клубков (16 апреля 1942г.), который был с Зоей в одной разведгруппе, но якобы попал в плен и якобы сдал её немцам, которым якобы рассказал всё о диверсионно-разведовательном отряде 9903, где он служил вместе с Зоей. Однако, никто из опрошенных по горячим следам жителей Петрищева не упомянул о поимке немцами Клубкова. Все упомянули только одного арестованного - девушку. Клубкову также вменили в вину, что он прошёл подготовку у немцев, а затем был заслан немцами назад в свою часть, чтобы передавать немцам информацию о ней и готовящихся рейдах в тыл.



Подобное обвинение не выдерживает никакой критики. Историк М.М.Горинов опровергает версию предательства Зои Клубковым:



Но вернемся к Клубкову. Подробно поведав о своих мытарствах: допросе, плене, бегстве, опять плене и опять бегстве, он закончил объяснительную записку следующим образом: "О Зое Космодемьянской я ничего не знаю с тех пор, как разошлись для поджога деревни, занятой немцами" [33]. Представляется, что последующие показания Клубкова сфабрикованы в ходе следствия. Если его объяснительная составлена толково и логично, то показания на редкость путаны и противоречивы: то он говорит, что Зоя при допросе у немцев назвала его имя, то, что нет; то заявляет, что он назвал Зою только по имени, так как фамилии ее не знал, то утверждает, что назвал ее по имени и фамилии, и т.д. Даже деревню, где произошли описанные выше события, он называет "Пепелище", а не Петрищево [34].

Но с какой целью В.А. Клубкову "шили дело"? Вероятно, для того, чтобы обелить Зою. Ведь по суровым законам военного времени сдача в плен была запрещена и приравнивалась к предательству. "Последнюю пулю - себе" - таким было требование командования. Зоя же оказалась в плену, что накладывало пятно на ее репутацию героини советского народа. Но если диверсантку выдал предатель, указавший немцам, где ее искать, если в результате этой "наводки" Зою застали врасплох, то ее пленение становилось вполне объяснимым и "морально оправданным". А может быть, все объяснялось еще проще: кто-то из спецслужб решил воспользоваться удобным случаем -возвращением из плена Клубкова и, сфабриковав дело о "предательстве" героини, "примазаться" к прозвучавшему на всю страну подвигу Зои Космодемьянской? Судьба самого Клубкова сложилась трагически: добившись необходимых показаний, 16 апреля 1942 г. его расстреляли [35].

Роль Клубкова в этой запутанной истории пытался разгадать еще журналист Петр Лидов. В его очерке 1942 г. "Вокруг Тани" говорится: "...Жители деревни Петрищево единодушно утверждают, что Зоя была поймана через сутки после первой диверсии. Отнюдь не состоявший с ними в сговоре военнопленный Карл Бейерлейн (унтер-офицер 10-й роты 332-го полка 197-й дивизии, стоявший на постое в Петрищеве и впоследствии попавший в плен) показывает в точности то же самое. Клубков же заявляет, что Зоя была обыскана и арестована немцами с его помощью в ту же ночь, через несколько часов после поджога. Жители Петрищева, командир Таниного отряда Борис Крайнов и тот же Бейерлейн утверждают, что Зоя была поймана вскоре после того, как стемнело, то есть в 7-8 часов вечера. В 10-11 часов она после допроса была приведена в избу Василия Кулика и провела там свою последнюю ночь перед казнью. Клубков же на предварительном следствии и судебном заседании показал, что поджог совершен в 2-3 часа ночи, а Зою поймали и привели на допрос, когда уже рассвело... Клубкова не удастся снова допросить: он расстрелян" [36].

После же знакомства с материалами уголовного дела С.А. Свиридова Лидов пришел к однозначному выводу: Клубков Зою не выдавал. Процитируем записную книжку журналиста:
"9 июля 1942 г. Сегодня в трибунале войск НКВД Московского округа читал дело Свиридова, предавшего Таню и приговоренного 4 июля к расстрелу. О том, что он участвовал в поимке Зои и первым заметил ее, мне говорили в Петрищеве еще 26 января. Я был у него, и он вел себя весьма подозрительно. Меня ничуть не удивило, что мои подозрения оправдались. Дело Свиридова полностью опровергает версию, будто Зою выдал ее товарищ по отряду Клубков. Клубков - изменник (Лидов, очевидно, считал, что в плену Клубков действительно согласился работать на немцев, как тот рассказал в ходе следствия. - М.Г.), но Зою выдал не он" [37].

С этим выводом Лидова можно согласиться. Но с одним уточнением: возможно, Василий Клубков не был и изменником. Уж больно простодушно для немецкого агента он себя вел. Бежав из плена. Клубков возвращается к прежнему месту службы в сверхсекретную часть № 9903 якобы с целью работать на немцев. На что он рассчитывал? Ведь плен приравнивался к предательству, и Клубков не мог этого не знать. Бывших в плену длительное время проверяли. И даже после завершения проверки они находились под подозрением. Как в этих условиях Клубков смог бы работать на вражескую разведку? Его бы тут же разоблачили. По рассказам старых чекистов, во время войны наши военнопленные, желая вырваться из концлагеря, очень часто на словах соглашались сотрудничать с немецкими спецслужбами, а затем, перейдя линию фронта, или шли с повинной, предлагая кровью искупить свою вину, или старались затеряться на фронтах [38]. Не имеем ли мы и здесь дело с аналогичным случаем? Или все обстояло еще проще - так, как Клубков написал в объяснительной записке: он бежал из плена и вернулся в свою часть?


По-моему, это - вполне логично. В этой цитате, правда, есть замечательная деталь про попавшего в плен Карла Беерлейна, который был на постое в Петрищево. Это противоречит пущенной в массы легенде о том, что Сталин приказал не брать в плен немецких военных, причастных к казни Космодемьянской.

Кроме того, Горинов пишет: 17 декабря 1991 г. по просьбе руководства Центрального архива ВЛКСМ во Всероссийском НИИ судебных экспертиз была проведена судебно-портретная экспертиза по фотографиям Зои Космодемьянской, Лили Азолиной, девушки, которую ведут на казнь в селе Петрищеве (фотографии казни нашли у пленного немца), и трупа повешенной девушки. Вывод был однозначным - "на фотоснимках трупа повешенной девушки запечатлена Зоя Космодемьянская". А, как мы помним, подобная экспертиза невозможна, так как достоверных фотографий Космодемьянской нет, и ВЛКСМ к 17 декабря 1991г. приказал долго жить. И ещё Азолина очень-очень похожа на тот труп на фотографии в "Правде". Поэтому с данным источником следует быть крайне осторожным.

Интересно, что версию предательства Клубкова оказалось выгодно педалировать и в наше время. Например, в "документальном" фильме "Зоя Космодемьянская. Правда о подвиге", где якобы воссоздали последние несколько дней Космодемьянской до её казни немцами, Клубкова показывают предателем Зои. Кому-то зачем-то нужно вбить людям в голову официальную версию истории с Космодемьянской, чтоб никто не сомневался.


Вторым расстреляли Семёна Свиридова, чей сарай пыталась поджечь Зоя, когда её поймали. Вот какие показания дал Свиридов НКВД:

На предыдущем допросе я уже показал, что когда переехал из дер. Богородское в дер. Петрищево, на второй день ночью партизанами были подожжены три дома, в которых находились немцы.

В связи с этим наутро немцы собрали всех жителей деревни в дом, где стоял немецкий комендант, и там всех жителей деревни обязали караулить(3) ночью свои дома от поджогов партизанами и в случае, [если] кто-либо обнаружит партизан, должны ставить в известность немецкое командование. Того же дня, перед вечером, немецкий переводчик вызвал меня в штаб немецкого командования, который размещался в моем доме, привязал мне белую повязку на левую руку и сказал, чтобы я дежурил ночью около своего дома и караулил партизан, выходивших из леса и направляющихся к деревне, при этом предупредил меня: «Как только заметишь партизан, немедленно сообщи в штаб немецкого командования». <...> Получив это указание, я отправился выполнять его.

Дежурил я только в окрестности своего дома, в садике между деревьями. Простоял примерно часа два, я заметил одного партизана, идущего из леса от Тарусы (болота) по направлению к деревне. Я подождал немного, когда подошел он поближе к сараю, в котором размещались немецкие солдаты и тут же немедленно сообщил об этом в штаб немецкого командования переводчику, последний выслал подразделение солдат, которые окружили сарай и задержали там партизанку Таню (Зою Космодемьянскую), завели ее в дом Седовой Марии Ивановны. В течение суток или двое немцы издевались над ней, потом согнали всех жителей деревни на площадь и казнили ее.


Однако, здесь бросаются в глаза сразу две несостыковки. Первая, неужели немцы остановились в САРАЕ? В деревне сожгли пока только три дома, так что трудно поверить, что немцам могло не хватать в Петрищево домов для ночлега. И ещё, как Свиридов мог быстро сообщить в штаб немецкого командования о том, что его сарай поджигает партизанка? Он полетел туда на крыльях или позвонил по мобильнику? Неужели Зоя не заметила Свиридова, спешащего в немецкий штаб, и не убежала назад в лес или всё ждала немецких солдат пока Свиридов бегал за ними? А если ждала, то почему не применила по ним оружие, которое у неё было?

Бывший работник Управления НКВД по г. Москве и Московской обл. Б.Я. Чмелев 22 марта 1994 г. рассказывал:

Арестовали некоего Свиридова, ему вменили в вину, что он предал Зою и что поэтому ее схватили и казнили. Причем все так и было — он был причастен к тому, что немцы арестовали Зою, следовательно, и к тому, что ее казнили. И газеты, и радио уже сообщили обо всем этом, и благодаря «Правде» вся страна знала о героине Зое. Но когда на месте мы стали разбираться с тем, что произошло в деревне Петрищево, оказалось, что все выглядело несколько иначе и что этот человек не был виноват в происшедшем.

Во-первых, Зоя сама нарушила приказ командира партизанского отряда, запретившего какие бы то ни было самовольные акции, а она самовольно, без разрешения командира направилась в деревню Петрищево. Мы допросили и командира отряда, и других партизан и выяснили, что в Петрищево она пошла сама, без разрешения и начала поджигать сарай этого самого Свиридова, где не было ни немцев, ни военной техники — ничего, кроме сена… Но можете себе представить: хозяин сарая выходит из дома — а это было именно так — и видит, что кто-то поджигает его сарай! Какой должна быть его реакция?! А в это время рядом были немцы… Свиридов закричал: «Ты что там делаешь?!» Этого было достаточно, чтобы Зою схватили. Нам было понятно, что реакция Свиридова была вполне естественной, думаю, что точно такой же она была бы и у вас, и у меня: «Ты что делаешь? Почему поджигаешь мой сарай?»

Конечно, на этот факт было наложено вето, и мне категорически запретили кому бы то ни было об этом говорить. Обо всем рассказал [начальнику УНКВД по Москве и Московской обл.] М. И. Журавлеву. Он долго молчал, наконец, спросил: «А что ты думаешь обо всем этом?» Я говорю, что судить Свиридова на основании только того, что он бросился защищать свое имущество, нельзя. «А, черт с ним, в конце концов, — говорит Журавлев. — Давай будем его освобождать… Пишите постановление об освобождении». Мы тут же написали соответствующую бумагу, и Свиридов неожиданно для себя, как я понимаю, оказался на свободе. — Москва прифронтовая. 1941—1942. Архивные док. и мат. М, 2001. С. 644.


Проблема в том, что Журавлёв его не освободил, и Свиридов вскоре был осуждён и расстрелян. Значит кому-то наверху было очень нужно убрать Свиридова, как и Клубкова.

Ещё две женщины из Петрищево, Смирнова Аграфена и Солина Федосья, также были приговорены НКВД к высшей мере наказания. Дом Смирновой сожгли диверсанты из отряда 9903. А при чём здесь Солина, зачем она напала (якобы) на Зою? Вот какие показания на них дала Прасковья Кулик, в доме которой держали Зою Космодемьянскую:

На другой день утром ко мне в дом пришли Смирнова Аграфена и Солина Федосья, и как только вошли, стали всячески ругать и оскорблять измученную, лежащую около печки Зою Космодемьянскую, подступая к ней, чтобы ударить. Я их к Зое не подпустила и стала выгонять из дома. Смирнова А. перед выходом из дома взяла стоящий на полу чугун с помоями и бросила его в Зою Космодемьянскую. Через некоторое время ко мне в дом пришло еще больше народу, с которыми вторично пришли Солина и Смирнова. Через толпу людей Солина Ф.В. и Смирнова А. продрались к Зое Космодемьянской, и тут Смирнова А. стала ее избивать, оскорбляя всякими нехорошими словами. Солина Ф.В., находясь вместе со Смирновой, взмахивала руками и со злобой кричала: «Бей! Бей ее!», оскорбляя при этом всякими нехорошими словами лежащую около печки партизанку Зою Космодемьянскую».

Кроме того, Смирнова показала, что Солина ударила Зою кулаком, когда та была в доме Кулик, а сама Смирнова ударила Зою палкой, когда немцы вели её к виселице.

Какое-то наказание Солиной и Смирновой по законам военного времени должны были назначить, ну отправить их на несколько лет в лагерь. Но расстрелять обеих женщин, у которых (по-крайней мере, у Смирновой) советские диверсанты из отряда Зои сожгли дома в начале лютой зимы и которые поэтому были в состоянии шока - это сильный перебор. По факту советская власть оказалась в четыре раза кровожаднее немцев.

Одно из объяснений такой кровожадности НКВД было дано А.Жовтисом в выпуске Аргументов и Фактов за 1991г.:

- Немцы заняли Петрищево во время общего наступления на Москву. Они назначили старосту и ушли. Староста поддерживал контакт с оккупационными властями, располагавшимися в другом населенном пункте. Однажды ночью в деревне загорелась изба, пожар уничтожил ее дотла. Люди пришли к заключению, что это был поджог, и на следующую ночь выставили караульных. Через день или два поджигатель был пойман с поличным: неизвестная девушка с помощью тряпок, смоченных в керосине, пыталась поджечь другую избу. Зима была суровая, одна семья, потерявшая кров, ютилась у соседей, жители деревни были обозлены и разъярены. Караульные зверски избили девушку, затем втащили ее в избу к Лукерье, а утром староста отправился к властям и доложил о случившемся. В тот же день девушка была повешена прибывшими в Петрищево солдатами спецслужбы... Немцев на постое здесь не было и, следовательно, не было никаких немецких конюшен, которые, согласно официальной версии, партизанка якобы подожгла.

После прихода наших войск многие жители деревни были арестованы и увезены неизвестно куда. Отсюда - непроходящий страх оставшихся перед возможными репрессиями.

Косвенным подтверждением рассказа Н. И. Анова можно считать и соответствующую главу книги Л. Д. Космодемьянской "Повесть о Зое и Шуре". Историю короткой жизни своих детей автор излагает с мельчайшими подробностями, и только о гибели Зои повествуется словами П. Лидова - ни единой детали тут не добавлено...


Я не согласен с утверждением, что в Петрищево в конце ноября 1941г. немцев не было. Но, может быть, Свиридов, Смирнова и Солина сами поймали Зою и передали её немцам. Тем более, непонятно, зачем Солиной нападать на Зою, если её дом остался целым. А односельчане помогли. Деталь из показания Кулик о том, что в её избу одновременно пришло много односельчан посмотреть на пленённую партизанку, и немцы этому не воспрепятствовали, так как не охраняли Зою - тоже в пользу этой версии.



Окончание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments